kirill2490 (kirill2490) wrote,
kirill2490
kirill2490

  • Music:

Омский умелец, левша и вообще талантищщще

Ещё один архивный материал из серии "Встреча с интересным человеком". :-)) Про Коненко в Омске не писал только ленивый, вот в 2008 году и до меня дошло такое задание, хотя сам я такую идею не предлагал - считал, что уже банально. Ну надо - так надо, договорились о встрече, обстоятельно побеседовали и я написал всё в виде интервью.  
Коненко


Без вдохновения - никуда
Анатолий Коненко – человек редкой профессии. Он художник-микроминиатюрист. Практически все в Омске что-то слышали о его миниатюрных книгах и миниаютюрах, а кто-то и видел на выставках (кстати, как раз сейчас продолжает работу его выставка в музее имени Врубеля). О нюансах своей профессии он рассказал нам.
- Были ли у вас предшественники в Омске?
- Нет.
- А как вы начали заниматься микроминиатюрой? Что привлекло?
- Начал очень плавно, постепенно, ещё лет 25 – 30 назад. Сначала всё было в виде хобби. Пока не стало профессией, начались выставки и так далее. Привлекло необычностью, потому что как направления микроискусства нет вообще как вида искусства. А так как я люблю изобретать, то я решил, что здесь для меня хорошее поле деятельности.
- Где вы берёте темы для новых работ?





- Часть из головы, часть бывает из книги отзывов. Бывают там пожелания и удачные, интересные. Бывает, материал подсказывает. Я же постоянно изучаю материалы, изобретаю какие-то новые инструменты. Бывает, придумаю инструмент – и он подсказывает, что им можно сделать новое, что ещё никогда не делал. Или цепляет за собой что-то новое новый материал.
Skripka Коненко
- Бывает ли, что вы гонитесь за актуальностью? Я помню, что-то вы делали к каким-то датам, по какому-то поводу…
- Бывает, почему же. Например, какие-то конкретные праздники – Новый год. Кто-то хочет что-то к определённому событию – и появляется интересная миниатюрка, тематическая или ещё какая-то. Связанная, например, с годом восточного календаря. Или ещё с чем-то. Можно спланировать к какой-то дате и сделать уже в зависимости от сложности работы. Что-то сложное можно делать и месяц, и два, и три. А бывают такие, что делаются буквально за один вечер.
- Сколько примерно всего у вас работ?
- Примерно несколько тысяч. Включая и миниатюрные книги. Материалом миниатюры могут быть косточки различных деревьев или семена – от макового зёрнышка, рисового, срезы яблочной косточки, груши, винограда и до косточки абрикоса, черешни, вишни, сливы, скорлупы кокосового ореха. Эти природные материалы прочные, плотные в отличие от дерева, которое рыхлое под микроскопом. А дальше уже металлы – золото, серебро, кость, кость мамонта итак далее.
- А какие книги делаете?
- В основном это классика. Именно потому, что если издавать книгу, то её же нужно кому-то продать. А коллекционеры любят кого-то конкретно – кто Пушкина, кто Лермонтова, кто Тургенева, кто Ахматову. А если издавать Петрова, которого мало кто знает, то мало и вероятности, что кто-то его купит. С миниатюрами по-другому. Я не обязательно делаю для покупателя, могу делать для музея или для души. Так что какая тема будет у очередной миниатюры – уже как на душу легло. И материал может быть самым разным – начиная от вышивки и кончая живописью.
До всех технологий, как работать, я всё время доходил сам. Это нигде не описано, не рассказано. Годы проб, попыток, ошибок для того чтобы оп – вот так взял и что-то открыл, чтобы потом применять. Испытываешь материал, инструменты, краски в разных температурах, кислотность – буквально всё.
Например, стоит задача – сделать микроножичек или скальпель, чтобы что-то очень мелкое отрезать. И вот думаешь – из какой стали сделать, чем заточит, под каким углом. При том, что у меня же нет лаборатории, где я бы цифры дал и мне бы изготовили. Я должен в домашних условиях сделать то, чего никто не делал и даже на заводе не могут сделать.
- То есть у вас есть и точильный камень…
- И очень мелкие наждаки, и очень много нужно думать, чтобы всё было одновременно просто и этим можно было добиваться прекрасных результатов. Я изготавливал однажды дома инструменты для микрохирургии глаза и получилось такого уровня, что на заводе не знают, как сделать.
- Что же вам интереснее делать – для музея или на продажу?
- Надо делать всё сразу. Быть однобоким нехорошо. Сейчас у меня одновременно 15 –17 работ на разных этапах. Выставляешься и выставляешься, но параллельно нужно делать какие-то сувенирные вещи, кому-то подарок. Чтобы не было такого: «Можешь вот это сделать?» – «Нет, не могу». Надо уметь и даже если не умеешь, пытаться научиться. По крайней мере, хочется так. Если какая-то подобная задача стоит, я обязательно добьюсь и её выполню. То есть всё, что связано с микромиром, я должен пройти и всему научиться.
Кутилов-2
- А насколько сложно этому научиться и научить?
- Это от человека зависит. Если есть желание – может, его и почти учить не надо. Только направление дай – и он сам начнёт, если он человек творческий, внутри у него это есть. Сам пойдёт и сам будет всего добиваться. А если нет – ну можно научить самым простым вещам, но далеко не продвинется, дальше опять его надо учить. И так постоянно. Нужен талант художника, нужно что-то придумывать самому. Тогда толк из тебя будет. Поэтому единицы работают. Надо, чтобы очень многое совместилось в одном человеке. Например, чтобы создать книгу, нужно совместить в себе художника, дизайнера, переплётчика, редактора. Обычно всё это делают разные люди. А я при создании миниатюрной книги делаю всё.
- Как вы опишете технологию – с чего нужно начинать, умея всё, что умеете вы?
- Если взять живопись, то нужно подготовить кость. Выпилить пластиночку, отполировать её, подготовить основание. Подготовить или сделать кисть. Подготовить краски, основу кости, чтобы она впитывала краску. А дальше уже начинаешь рисовать как художник. Под микроскопом. Всё. Можно покрывать лаком то, что получилось, лаком, или не покрывать. Со временем я смотрю, как себя ведёт та или эта кость. Мне же это надо для научной работы, чтобы это использовать самому или кому-то объяснять.
- Вы помните, как хобби стало работой?
- Да, это очень просто. Году в 1991-м. Когда ходил на работу, а потом уволился с неё и вот уже хобби превратилось в профессию. Когда уже не совмещаешь две работы, весь день делаешь миниатюры – и тебе же на это и жить надо. А я был преподавателем.
- Местные коллекционеры – что это за люди?
- В Омске настоящих коллекционеров нет. Есть, например, коллекционеры миниатюрных книг, но у них нет полной коллекции. Всех книг, что я издал. Иначе она обрывочная. Человеку, допустим, подарили одну мою книгу, вторую, третью. У него есть какое-то количество – и ему этого хватает. В Москве же, Питере, других городах есть люди, которые обязательно каждую книгу покупают.
- Как о вас узнали в других городах?
- За 30-то лет информация разошлась. Есть клубы любителей миниатюрных книг. Они довольно активно обмениваются информацией, адресами. Так что коллекционеры все друг друга знают. Как и мастеров.
В этом году в Омске тоже откроется клуб любителей миниатюрной книги. Там будут все желающие. Я думаю, что в основе это будут студенты полиграфического факультета ОмГТУ, дизайнеры книг. Будут ли они коллекционерами – вопрос другой. Главное, что я или ещё кто-то будет там рассказывать, как делаются книги, какая их ценность и так далее. Это всё очень интересно. И они же будут издавать. Кроме того, чему их учат в вузе, они уже что-то будут делать профессионально.
Вообще Омск сейчас уже стал столицей микроискусства. Потому что в Сибири оно никогда не было так развито, как сейчас. А сейчас уже все знают, что Омск – это там, где миниатюры делают. Как хохлома или гжель. За границей тоже знают, но в России – тем более. Все остальные уже позже начали работать, потихоньку всё зарождается на Урале или в Новосибирске. Правда, нельзя сказать, что тут кто-то кого-то может догнать. Бывает такая идея, что ей загораешься. Думаешь «Вот это да, как я не додумался». Сейчас, например, пытаюсь делать какие-нибудь движущиеся микровещи. Не стабильные, а чтобы можно было передвигать, листать. Например, книжка меньше миллиметра – как её листать? Нужен механизм, который листает. Как это сделать? Вот я сейчас над этим думаю.
- Какой автор для издания самый сложный?
- Такого не бывает. Может быть сложным подход, в зависимости от того, каким будет переплёт – из кожи, камня, с резьбой по кости. А дальше уже какая разница – какой автор. Есть книги, где формы я сам делаю – рисую на металлической пластинке, с которой всё равно потом печатают. Это и сложнее, и дороже.
- В вашей работе нужно вдохновение?
- Конечно, без него бесполезно. Нужен внутренний порыв, желание. Я сам себя заставляю, провоцирую, и оно появляется.

("Город 55", 2008 год) 

Tags: Новосибирск, Омск, Пушкин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 9
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments