kirill2490 (kirill2490) wrote,
kirill2490
kirill2490

Память о войне жива в музейных экспонатах

Этот материал, который вышел в 2011 году в газете "НОС", в этом году хотел выложить здесь к дате вывода войск из Афганистана, но как-то забодался и руки не дошли.

Ветеран Афганистана Валерий Пономарёв – человек очень увлечённый. В комнате своей «хрущёвки» он уже много лет как устроил мини-музей войны, в которой участвовал и до сих пор тщательно изучает как историк-любитель. Здесь есть самые разные экспонаты вплоть до гранатомёта «Муха» и диорам, воспроизводящих сцены боёв. О музее и самом Валерии уже когда-то был сюжет на телеканале «Звезда» и мы тоже решили о нём рассказать.

(та самая "Муха")

Призывался он в 1979-м году, сначала была учебная рота 702-го полка КГБ по Свердловск и Свердловской области. Это 11-е управление КГБ по охране спецобъектов. Сначала охранял атомный центр в Северске, потом три месяца – в Арзамас-17 тоже закрытый атомный центр. После Олимпиады-80 собрали желающих дослужить в ГСВГ:
- Укомплектовали роту примерно в 200 человек. 28-го августа из Свердловска вылетели в Энгельс, там погрузили в самолёт. Никто ничего не знал, режим секретности был капитальный. Приземлились в Ташкенте, офицеры молчат, нервная обстановка. Опять загружают в АН-22, горы Гиндукуша не видели, но прилетели в Кабул. Нас загнали в в ГАЗ-66, брезентом закрыли и везут на территорию посольства. При построении распределяют полроты караул в режиме через сутки в посольстве, половина – на другие объекты. Начинается служба – четыре часа бодрствуешь, четыре спишь, четыре в карауле. Блокпосты по четыре человека с тяжёлым вооружением.

Бывали провокации, атаки моджахедов, когда они гнали перед собой женщин и детей. В таких случаях огонь было запрещено открывать, максимум – из подствольных гранатомётов пустить «Черёмуху».
Вообще больше всего и запомнилось, когда только привезли в Кабул, всё было в диковинку, интересно. Феодальный строй, женщины в паранджах… Вообще сначала в 1979-м ввели помимо 103-й дивизии ВДВ очень много «партизан» из Туркестанского военного округа – механиков-водителей, наводчиков... Потом их до апреля-мая 1980-го заменяли регулярными срочниками.
В боевых действиях тоже участвовал – на добровольной основе под Газни. Отдельное задание, зачистка:
- Сначала прошли по кишлаку десантники, прочистили, потом – мы. Тоже зачищали, когда кишлак прошли, вышли на горную тропу, по жребию выпало мне остаться на прикрытии отхода с пулемётом. А все ушли грузиться на вертолёты. Минут 35 – 40 держал эту тропу. Шёл арьергард «духов», вижу – двое идут. Жара, воздух плавится, изображение искажается. Раньше стрелял из пулемёта патронов 10, а тут пришлось конкретно работать. В одного попал, а там уже и азарт, и ярость – думаю, что ранил или убил не более двадцати человек. Затем, когда уже с пустым пулемётом спускался, нарвался на разведвзвод 56-й ДШБ. Но доказать, что ты свой, было невозможно – что не перебежчик и так далее. Отдали в особый отдел, а там и били, и допрашивали. Хорошо, что ротный приехал, разобрались. Получил «За отвагу» и на том спасибо.
- Может, даже какая-то обида осталась?
- Сейчас-то уже нет, столько времени прошло.
В принципе при зачистке надо было опасаться не только боевиков, но и гражданских, даже детей. Мы были не приучены, что ребёнок тоже может в спину выстрелить. Но нас проинструктировали, что такое возможно – трёх-, и пятилетний. Стрелять мы не имели права, так что один прикрывал, в случае чего сразу применяли рукопашный приём, даже если ребёнок. А они же приучены к оружию с двух – трёх лет, прирождённые вояки.

Демобилизовался Валерий Пономарёв в 1981-м. В мирной жизни всё время работал как электрик-высоковольтник. Работал энергетиком три месяца, больше не смог, вернулся к работе электриком. Сейчас – в ООО «Специальные технологии».
- Собираетесь ли вы как-то расширять и развивать экспозицию?
- Да, расширяю, но сейчас уже, чтобы собирать что-то по Афганистану, время ушло. Я начал всё в 1990-м году и собирал постепенно, начиная с марок с портретами Амина, прочих мелких вещей – большинство сейчас в музее у Сергея Наточеева, в бывшем ПУ № 4, где располагается ветеранское братство. Чуть-чуть у меня есть экспонатов и Великой Отечественной войны, например, немецкая солдатская книжка.
Вообще в Омске и области раньше было примерно 3600 «афганцев», сейчас говорят, что уже меньше 1000 осталось, то есть люди уходят из жизни. Если говорить о том, кто у меня был в музее, то в последний раз это были журналисты в 2007-м. Я в том году пришёл в боевое братство, сдал много экспонатов по мелочи, потом участвовал в разных мероприятиях по патриотическому воспитанию, или, например, мы даже двумя взводами строевым шагом прошли на 9-е мая в параде. Потом были мероприятия, в День города в 2008-м участвовали в параде в стилизованных доспехах русских ратников. В целом посетителей было у меня немного, например, председатель боевого братства Октябрьского округа. Друзья были, некоторые товарищи по работе. Я не афиширую, никого на улице к себе, конечно, не зазываю. Это чисто частная коллекция, больше для себя, для души. Я очень много вложил и в музей в ПУ № 4: и модели клеил, красил, и стенды делал. Вообще я фанат моделей военной техники, мне их и собирать, и делать очень интересно.
– Может, даже немного жалко, что тот музей как-то простаивает?
- Для меня всё равно это память о всех погибших. В принципе я с большим желанием прилагал эти усилия.
- После демобилизации прошло девять лет, прежде чем вы стали собирать музей…
- Я же давал подписку о неразглашении, никто не думал о чём-то подобном. Пока после вывода войск в 1989-м всё как бы не раскрепостили. И подписка кончилась. До того-то любые разговоры даже КГБ пресекал сразу. Сейчас я могу собирать по фашистской Германии любые экспонаты, главное их идеологию не пропагандировать. А в те времена даже модель немецкого «тигра», самолёта склеить был уже криминал. Советского – пожалуйста. Словом, много было ограничений.
Бизнес начал привозить модели из Германии, постепенно это стало более доступно. Первые экспонаты, повторюсь, были по мелочи – чеки Внешпосылторга, монеты с гербом Афганистана… Листовки на фарси, русском – обращение благодарного афганского народа советскому, марки. Пуштунку мне привезли из Таджикистана – но она у меня не простая, как у всех, а муэдзина, она побогаче. А в 2008-м нам привозили пуштунку из Кабула из чистой дерюги, когда наши ветераны были в Афганистане с гуманитарной помощью, даже возлагали венки к мавзолею Ахмад Шах Масуда. И отдельно ребята заказали в Кабуле памятную плиту в честь 345-го парашютно-десантного полка, поехали к месту гибели 9-й роты, прикрутили там её к скале.
- Сколько примерно у вас экспонатов в коллекции?
- Около 50. Самое ценное – аэронавигационная карта Афганистана 1981 года. Мне её подарили вертолётчики. Подлинный экземпляр для служебного пользования – то есть тем более раритет. Нож моджахеда – купил на Хитром рынке, продавал полковник, ему просто нужны были деньги. У офицеров-то намного больше возможностей было что-то вывезти оттуда с собой.

- Отдельный вопрос – ваши пластиковые диорамы с инсценировкой боёв.
- Они из полистирола, это то же самое, как сейчас паяют пластиковые трубы, только здесь я уже эту форму доводилраскалёнными предметами . Я ведь окончил художественную школу, ничего сложного тут для меня нет. Фигурки солдат и технику для них я покупал, а ландшафт сам изготавливал. Но технику ещё доводил до кондиции.
Эпизоды, там воспроизведённые, например, захват каравана – реальные, но там есть и фантазия художника. В чём-то они типовые.
- Ваше мнение – там Советский Союз действительно защищал свои интересы или просто вляпался в авантюру?
- Нет, ну в 1979-м мы даже понятия не имели, что войска туда ввели. 1980-81-й годы – тогда подразделения и части там просто обживались. Строительные войска очень много построили – и школы восстанавливали, и медресе, и много заводов возвели и в Кабуле, и в провинциях. Царандой (полиция) и ХАД (госбезопасность) примерно до 1984-85-го годов помогали, а потом также начали из страха за свои семьи работать на моджахедов. Так что с этого времени дело пошло к проигрышу. Самые большие потери были – 2443 человека – именно в 1984-м. Бойня началась с 1982-го, с панджшерских операций. Там участвовали до 14 000 десантников. За 9 лет не могли справиться с Ахмад Шах Масудом. Ни Варенников, ни начальник Генерального штаба Соколов не смогли его поймать.
Вообще первые два года был защищать какие-то свои интересы, потом, повторюсь, началась бойня. Огромных трудов и потерь стоили защита коммуникаций, обеспечение войск.
Цифра
15 055 погибших составили потери Советского Союза в афганской войне – вместе с военными советниками и гражданскими лицами.
1 800 000 рублей стоил один день советского присутствия в Афганистане.
Tags: СССР
Subscribe

promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 9
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments