kirill2490 (kirill2490) wrote,
kirill2490
kirill2490

Category:

«Чтобы получился спектакль — нужно, чтобы звёзды сошлись»

В Городском театре «Студия» Любови Ермолаевой прошла пресс-конференция нового художественного руководителя — Натальи Корляковой, которая заняла эту должность после того, как та больше года была свободной. В событии также приняли участие директор театра Татьяна Сухонина и директор городского департамента культуры Владимир Шалак.

Наталья Корлякова: Любовь Ермолаева — человек, который шёл рядом со мной по жизни. И я не знаю, что это — случай, судьба, закономерность, что я пришла работать в её театр. Как-то так звёзды сошлись, наверное, что я и собралась уходить недавно из северского театра. Те постулаты, та актёрская школа, которые проповедовала Любовь Иосифовна, они и мои тоже.
- В чём все же ваша причина ухода из Северского театра для детей и юношества? Молодой директор не нашла хороших слов о вас, когда мы ей позвонили...
Корлякова: Вы знаете, если начать рассказывать, почему я оттуда ушла, то можно написать целый роман. Я не хочу сейчас говорить о конкретной роли директора в этой истории, потому что шесть лет назад при другом директоре я уже уходила. И не работала там целых три года. Наверное, тот директор — очень мудрый человек, я её уважаю, несмотря на разногласия, которые были. Их не может не быть, даже Станиславский и Немирович-Данченко под конец разругались. Вернули меня туда чуть ли не силой. И я подумала: «А почему же я вернулась?» И вспомнила — я два дела не доделала. Надо было добиться звания заслуженного артиста для Жени Соловьёва — очень талантливого актёра, одного из лучших в России. И ещё одно дело было...
Был совершенно потрясающий режиссёр Михаил Туманишвили. И у него есть книга «Режиссёр уходит из театра». Когда я её читала, первую главу уже — всё про меня. Прочтите её вы — потому что это не только внешние причины, но и какие-то внутренние факторы. Вот недавно слушала интервью с Туминасом. Он семь лет в театре Вахтангова и говорит: «Пора уходить». А я была в Северске 25 лет почти.
Владимир Шалак: Мы договорились у меня в кабинете: директор отвечает за свои дела (административно-хозяйственные), художественный руководитель — за свои (творческие). Вот и всё. Чтобы никакого конфликта не было. А то, что там уходят режиссёры из театров и приходят — такова театральная жизнь.
«Я жуткая фаталистка»
- Одно дело — уйти, другое — согласиться на переезд в другой город. Что было аргументом это сделать?
Корлякова: Не знаю. Я жуткая фаталистка. Это не значит, что я ничего не делаю в своей жизни сама. Каждый человек за всё, что с ним происходит, платит. Все события в его жизни — это всё сам человек. В какую ситуацию он ни попадает. Если человек умеет брать на себя ответственность, всё, что происходит с ним и вокруг него, тогда возникает история, что его куда-то ещё и судьба ведёт. Есть какие-то знаки, которые привели меня в этот театр — я на них обращу внимание. Ну, наверное, то, что мы уже 10 лет дружим. То, что я знаю труппу, её творческий потенциал. Честно говоря, у меня есть много театров, куда я могу просто приезжать, ставить, получать деньги и уезжать. Как и у других режиссёров. Когда уходила из прежнего театра, думала «Так и буду жить». А потом поняла, что не смогу. Потому что даже режиссёры, находящиеся в свободном полёте, прибиваются со временем к какому-то театру. Они все ищут свои театры. Потому что театр — это лаборатория. Только имея свой театр, ты можешь делать не ради денег, а для души. Это только когда ты долго со своими актёрами копаешься в чём-то... Вот я «Ромео и Джульетту» делала два года. Обдумывала, прикидывала. Выпускали, репетировали мы два месяца. Но остальная работа шла два года.
Продукт? Он нужен качественный!
Изменится ли репертуар и как вообще он будет формироваться?
Корлякова: Он будет меняться. Не потому, что он плохой. Этот репертуар хороший. У каждого режиссёра есть свои пристрастия, вкусы. И в любом случае я буду отстаивать тот репертуар, за который я несу ответственность. Если мы берём комедию, то в её основе всё равно должна быть талантливая драматургия. Не может быть талантливого спектакля без талантливой драматургии. Такое у меня было кредо в том театре. Я ничего не имею против современных пьес, есть очень талантливые вещи.
Сейчас театральные менеджеры говорят «продукт». «Вы выдаёте продукт». Меня раньше это коробило. Я психовала. А сейчас спокойно отношусь. Продукт? Просто он должен быть качественным.
Нет Гамлета — не берите Шекспира
- А какие-то конкретные идеи, пьесы уже есть у вас в голове, с прицелом на постановку здесь?
Корлякова: Есть. Знаете, уже замечено, как только я озвучиваю что-то такое, это не получается. Чтобы получился спектакль какой-то — это надо, чтобы звёзды сошлись. То есть драматургия — раз, если это классика, то она должна быть настолько современная, чтобы знали о чём говорить, нет Гамлета — не надо играть «Гамлета», то есть чтобы ещё были актёры на эти роли. Чтобы актёрам интересно было играть, режиссёру — ставить, а зрителю — смотреть. Вот поэтому я говорю «Чтобы звёзды сошлись». И как только звёзды сходятся, получается спектакль. У меня есть задумки, есть пьесы, есть заинтересованный режиссёр, меня это волнует. Но всей труппы я ещё пока не знаю. Поэтому конкретно озвучивать нет смысла. Приглашаю всех на начало нового сезона, там будет озвучен репертуар 2016 года.
- Какие фестивали у театра будут в приоритете?
Корлякова: Например, я очень не люблю «Сибирский транзит», туда я больше никогда не поеду. Была там четыре раза. Но что-то там такое происходит, что мне не очень нравится. Есть фестивали моноспектаклей, пластики, Островского... Есть совершенно потрясающий фестиваль Островского в Ярославле, есть его фестиваль в Малом театре в Москве. Много их, думаю, будем и новые для себя открывать.
Татьяна Сухонина: Добавлю от себя, что у нас уже есть свой круг фестивалей. На которые нас всегда зовут. Например, это брянский международный фестиваль «Славянские театральные встречи». Наши «Игроки» там однажды взяли Гран-при. В 2012 году мы возили туда спектакль «Горе-горюшко». Ну и в Омске он был, если помните, лучшим спектаклем года.
- Как вы думаете, есть ли принципиальная разница между режиссёрами-женщинами и режиссёрами-мужчинами?
Корлякова: Нет. Это ерунда полная. Блеф. Бывает, я смотрю мужской спектакль, и думаю, что более мерзкой женской режиссуры я не видела. Или смотрю спектакль Генриетты Янковской — и мужики в сравнении с ним отдыхают. Это кому-то хотелось бы так думать про различия. В своё время в Москве даже проводили фестиваль женской режиссуры, но всего два или три года он прожил. Слишком искусственно это выглядело.

http://omsk.zaotdih.ru/news/natalya-korlyakova/
Tags: театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 9
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments