?

Log in

No account? Create an account

kirill2490

О кино и спорте :-))

Previous Entry Share Next Entry
Как покинуть Омск: примеры дальней эмиграции
Радулов
kirill2490


Ежегодная убыль населения Омской области составляет около 10 тысяч человек. Основной своей задачей местные власти называют — улучшение демографической ситуации региона, создание «точек притяжения», которые удержат население. ИА «Город55» на конкретных примерах рассказывает, с какими заграничными «точками роста» придется соперничать омским властям.


В четверг ИА «Город55» писало о том, что основатель нескольких социальных сетей Павел Дуров — наполовину омич (его мама родилась в Омске). История не знает сослагательного наклонения, но если бы мать Дурова не покинула Омск, была бы создана социальная сеть Вконтакте? Есть ли условия в Омске для блестящей карьеры?

Отток молодых людей из Омска начался не сегодня. На протяжении последних десяти лет региональные власти говорят о необходимости «удерживать молодежь». Неоднократно слышны упреки в адрес СМИ в том, что пресса культивирует негативный образ Омска и наоборот, не замечает положительных моментов. В приведенные ниже примеры иллюстрируют, что зачастую молодежь уезжает не «от чего-то», а «для чего-то» - в поисках новой жизни, лучшего мира. Проблемы, о которых пишут СМИ, попадают в аргументацию эмигрантов, но главное — иррациональное ощущение дома.

Редакция ИА «Город55» стоит на принципе права выбора. Мы публикуем несколько историй, когда молодые омичи оторвались от корней повинуясь ветру свободы, зову корней, в поисках новой родины.
Берег турецкий




Дмитрий Калякин живет на 10 метровой килевой яхте - базируется в Мармарисе (Турция) на побережье Средиземного моря. В двух часах хода Греция.




Дмитрий уехал в Турцию совсем недавно — в марте этого года. В прошлом он довольно успешный омский велогонщик, а затем — тренер. В его копилке спортивных наград — два титула чемпиона Сибири по кросс-кантри





(гонки по пересеченной местности). Он вообще является одним из основателей омского кросс-кантри. Велоспортом активно занимался до 28 лет, а тренером после этого поработал еще пять.




Сначала переехал в Санкт-Петербург, тренировал местную команду. Когда команда осталась без финансирования, уехал в Москву — там поработал уже управляющим магазином велосипедов. Вернулся в Омск, работал спортивным фотографом, оператором на телеканале, диспетчером питерской логистической компании (но в последних двух случаях совсем недолго). Далее — в рекламе и SММ, тот опыт пригодился Дмитрию и сейчас.




«Уехать за границу я вообще хотел с детства. Всегда искал какие-то варианты, но то одно, то другое не складывалось. В прошлом году купил яхту в Омске, начал ей заниматься, давно хотел это попробовать. Обучился вождению в Омском яхт-клубе. Потом поработал тренером. Понял, что мне этого мало, стал изучать яхтенное дело еще глубже. Повышал квалификацию во Владивостоке. На новогодние каникулы уехал на Алтай в горы, почистить сознание и прямо 1 января увидел мир совсем по-другому. Вернувшись в Омск, нашел яхту, которую в Турции продавал человек из России. Созвонился, договорился. 1 марта я уехал из Омска», - рассказал яхтсмен.




Мармарис — база Дмитрия - очень удобно место, откуда можно стартовать в походы по морю и ремонтировать судно. Совсем рядом Греция — в двух часах хода.




Ему на год выдан вид на жительство и этого достаточно, потому что в Турции Дмитрий не планирует оставаться на много лет. Он дорожит своей свободой, строит планы на путешествие по Европе. В планах: Италия, Греция и Испания.




Для заработка яхтсмен катает по морю туристов из России, еще работает руками в порту. Среди последних — различный ремонт других яхт, в том числе их электроники. Одновременно участвует в спортивных яхтенных гонках.




Туристов он находит через рекламу на страницах в соцсетях и блог (тут ему пригодился опыт в SMM). Туры на яхте бывают самой разной продолжительности — от часа до пары недель. Можно дойти и до Кипра, и до Греции, и до Испании. В день можно пройти от 100 до 150 миль.




Языковые барьеры — уже не такая большая проблема. Дмитрий разговаривает на английском. Турецкий — легкий, немного объясняться на нем тоже получается, многие самые нужные слова он освоил.




На вопрос, почему уехал из Омска он высказал небольшой список претензий к городу. Главные - это плохие дороги и экологическая ситуация.




«Например, выбросы этилмеркаптана в прошлом году — это отвратительно. Я этому ужасался. Почему никто не может найти виновника? Потому что кому-то это выгодно. Или остальные выбросы, стоки, которые стекают в Иртыш. Это чувствуется. Я не верю, что власть может тут что-то изменить. Не верю, что у них есть такое желание. Хотя я много знаю молодых и успешных людей в городе, которые хотят его развивать, не собираются покидать Омск», - рассказывает Дмитрий.






С дипломом юриста – в архитекторы игр





В детстве Антон уехал с родителями из Свердловска на Крайний Север (отец был военным). Оттуда уже без родителей, в 18 лет – в Петербург, проучился там в вузе два года. Но после этого приехал в наш город и окончил Омский юридический институт по специализации «гражданское право». В течение трех-четырех месяцев после получения диплома уехал в Екатеринбург. Удержать в Омске его по сути ничего не могло.


«Если бы только были какие-то серьезные отношения с девушкой здесь – тогда да. Но на тот момент я был свободен. О том, чтобы искать работу в Омске, я не думал. Планировалось, что оканчиваю омский вуз и еду в Екатеринбург, где у моих родителей на тот момент были хорошие связи, и иду работать в прокуратуру. Но пройдя там практику, немного столкнувшись с тем, как там работают люди, я понял, что это совсем не мое. Вообще юридическое образование я получил в угоду родителям», - рассказал Казаков.


Вообще, как считает Антон, его трудовая биография – почти пособие о том, как делать не нужно. Высшее образование было полезно с точки зрения систематизации мышления, он быстрее стал видеть суть вещей и разбираться в терминах.


Стал работать в сфере продажи одежды в сегменте люкс – французской и итальянской. Поднялся до уровня ВИП-менеджера. На пост директора тоже хотел претендовать – когда возникла вакансия, но понял, что вверх по карьерной лестнице двигаются только девушки, которые спят с топ-менеджером. Так что, конечно, разочаровался.


При варианте, в какой сфере дальше работать, повлияло то, что Антон рисовал с самого раннего детства. Еще во время работы в продажах одежды он попал в компанию ребят, которые занимались разработкой компьютерных игр. В том числе они работали над таким громким проектом, как «Сталкер» - делали его онлайн-версию. Так Антон понял, что может совместить в работе два своих увлечения – рисование и компьютерные игры. Начал активно искать информацию об этой сфере и придумывать свою роль в ней. Купил компьютер-планшетник и после увольнения из компании, продававшей одежду, начал рисовать. Создав приличное для своего тогдашнего уровня портфолио, он получил предложение из Москвы, куда и поехал. Работать по «удаленке» тут бы не получилось, тогда это было не столь развито. Больше с организационной точки зрения, и к тому же рынок был тогда в основном к такому не готов.


«У работодателей в головах до сих пор сидит мысль, что проще контролировать сотрудника в офисе. Да я и сам сейчас работаю с группой аутсорсеров из 10-15 человек и испытываю трудности с организационной точки зрения. Но работаем», - пояснил Антон.


В Москве наш собеседник поработал с социальными и мобильными играми, причем в принципиально другом стиле, нежели своем привычном, к тому же - пробовал, экспериментировал с техниками, стараясь тратить очень много свободного времени на саморазвитие.


В один из отпусков Антону написала менеджер рекрутинговой компании, сообщив, что его портфолио заинтересовалась одна шведская студия. Примерно 5-6 раз созванивались в «Скайпе» уже с людьми из студии, и после отпуска у Антона уже было официальное предложение о работе у шведов. На переезд и оформление документов ушло немного времени. Для него и супруги подготовили вид на жительство в Швеции с право работы в Евросоюзе вообще. Сейчас в планах задержаться там на пять лет, чтобы иметь право на подачу документов о получении шведского гражданства.


«Если говорить о доходе, то я бы не сказал, что они намного больше, чем в Москве. Там у меня была хорошая должность и зарплата примерно в 3 тыс. долларов. Здесь она больше, но и траты больше. Сходить один раз за продуктами в магазин – минимум потратить 20 евро. Ну и качество продуктов намного выше, чем того, что я мог купить в московских суперамаркетах. Так что сложно сказать, что я переплачиваю. Сейчас, например, жена у меня может не работать, заниматься тем, чем ей нравится. В принципе я доволен тем, к чему я пришел. Но и цели стоят очень большие, у компании очень амбициозные планы по запуску нового проекта, который тоже повлияет на развитие событий. Есть четкое ощущение, что двигаюсь в правильную сторону. А это важно», - добавил Антон.


Нынешняя его студия делает более серьезный продукт, чем мобильные игры. Он для «PlayStation», «X-box» - грех жаловаться. Конечно, нужно учиться новому, поскольку сфера игр гейм-демо развивается очень быстро, там крутятся очень большие бюджеты, постоянно развивается софт для художников. К тому же есть много молодых талантливых художников – с их стороны существует конкуренция. «У них есть то, чего в свое время не имели мы на старте, поэтому нужно быть в форме. С другой стороны это интересно – изучать новые софт, пайп-лайны, (алгоритмы работы). Пайп-лайн предполагает использование разных программ: начинаю в одной, перегоняю в другую, потом пользуюсь третьей, потом финализирую и предоставляю в конце тот продукт, который от меня требует продюсер или гендиректор. Мой , потому что время – это деньги, здесь их очень хорошо считают».


Отличие в организации работы в Швеции – очень точно соблюдают Трудовой кодекс, внимательно относятся к моральному состоянию сотрудников.


Мусульманская диаспора в Мальме действительно очень многочисленная, а точных цифр о ее размере нет. Но внешне ее представителей там очень много. Точнее, намного больше концентрация, чем в других городах. От общего размера населения Швеции они иммигранты составляют около 5%. Мальме на берегу пролива для приезжих является перевалочной базой, с которой дальше они отправляются во внутренние районы страны. Именно Швеции – там самый благоприятный климат для иммигрантов в ЕС в плане нормативной базы. Хотя проблема иммигрантов есть и политические силы это используют. Есть ожидания, что на будущих выборах в парламент таким образом смогут пройти националисты.


Хотя некие ужасы, которые рассказывают об иммигрантах на российских телеканалах – вещь сильно преувеличенная, как считает Антон.


Что хорошего вспоминает Антон об Омске? Прежде всего это хорошие люди, друзья со времен вуза, с которыми он общается и сейчас.


Вопрос языка и общения с иностранцами, в том числе на работе – не слишком остр. В скандинавских странах по сути все очень хорошо говорят на английском. Из школы люди выходят с его знанием на уровне того, как будто это их родной. При работе есть много моментов, которые нужно обговаривать в процессе разработки.


Дизайн по «удаленке»


Выпускница института искусств ОмГПУ Эли Адамова со своим гражданским мужем Василием Паньшиным уехала августе 2012 года сразу в Болгарию. Они целенаправленно готовились к переезду именно туда. До того Эли четыре года прожила в Болгарии по семейным обстоятельствам и уже привыкла к этой стране.

Приехав на новое место, Эли и Василий стали работать как фрилансеры, пока не нашли постоянную удалённую работу в сфере дизайна и иллюстрации и заняты именно там и сейчас.


«Не сразу все было гладко. Приходилось искать срочно заказы, чтобы подстраховаться, иметь какой-то запас денег, чтобы была возможность каждый год продлевать документы для проживания в Болгарии. В общем, пока постоянная работа не нашлась, все было достаточно нервно. Трудности были в основном организационные, связанные с продлением документов. Надо обойти много инстанций и собрать много бумаг, уложившись в сроки, а это всегда угнетает», - уточнила Эли.
Жизнью в Болгарии экс-омичи довольны.


«Насколько довольна – не могу определить в конкретных единицах. В чем преимущества перед Омском - тоже сложный вопрос. Наверное, во всем (да простит меня родной город). Это и климат, и люди, и цены, и продукты, и дороги, и общая благоустроенность, отсутствие мусора (по крайней мере в нашем городе, в курортных, он, конечно, есть) и т.д. Если подробнее: люди неагрессивные, за все время не слышала ни одного скандала на улице (о драках уж и говорить не приходится), заходишь в любое место, с тобой здороваются, это обязательно. Выходишь, желают приятного дня и прощаются. Ночью спокойно можно гулять, никого не надо опасаться», - уточнила Эли.
Как добавила она, климат мягкий, летом всегда солнечно и тепло, зимой температура редко опускается ниже 0 и – 5 градусов. Всюду можно легко и быстро добраться. Цены ниже, чем в Омске. Причем цены в заведениях мало отличаются от магазинных, поэтому люди всегда сидят в кафе, а не распивают пиво на улице (хотя это и не запрещено, как в России).


О чем можно сожалеть – что не хватает друзей. Но они у Эли и Василия и так все разъехались кто-куда и их уже не собрать. В Омске почти никто из них не остался.


Свой бизнес и эхо войны


Аннна Фришман окончила ОмГУПС по специальности «Связи с общественностью» в 2010 году и уехала в Израиль в 2012-м. Недовольства своим благосостоянием не было - причины отъезда оказались совсем другие. До того она ездила в Израиль по спецпрограмме для молодёжи с израильскими корнями, которая откровенно агитирует людей на репатриацию. Убедили. Туризм и эмиграция - вещи совершенно разные, тем не менее через какое-то время Анна всё же решила уехать.


В Израиле у Анны свой бизнес в сфере IT, но ее . Это стартап, работающий с 2016 года, его клиенты – израильские компании. Успехами его Аня вполне довольна — все хорошо, хотя есть и куда развиваться.




В целом ожидания перед отъездом не разошлись с реальностью. Тяжело было в течение первого года: шла адаптация, изучение иврита. Аня скучала по друзьям, оставшимся в Омске. Все нужно было начинать с нуля. В Израиле Аня встретила Сергея, вышла за него замуж и берега Иордана стали домом.




«Сейчас мой дом здесь. Когда я приезжаю в Омск, теперь мне десяти дней там уже много. Хочу домой, в Израиль. Когда работала на израильскую компанию, она открывала представительство в Новосибирске и для этого мы с мужем на год поехали работать там. Я там занималась пиаром. И вернулись, потому что не устраивало многое – от медицинского обслуживания и до просто разного государственного сервиса. Здесь с ними намного проще» - рассказывает Аня.




Минусом Израиля считается неугасающий военный конфликт, теракты, постоянная опасность. По словам Ани, внутри страны на эти вещи смотришь по-другому.




«С точки зрения того, что здесь военное положение, то мне сначала было страшновато, но потом ты не то что к этому привыкаешь, но осознаешь, что какие-то эксцессы из-за этого возможны. Уровень безопасности в стране очень высокий и ко всем смежным с этим вопросам относятся очень серьезно. Здесь в этом плане я чувствую себя более комфортно, чем в любой другой стране», - отметила Аня.




Юг и север, Штутгарт и Дортмунд: страна контрастов


Екатерина Дубатовка училась в ОмГПУ на факультете иностранных языков, с «красным дипломом» получив в 2005 году специальность «Преподаватель английского и немецкого языков». В 2012 году уехала в Германию, чтобы получить высшее образование еще и там. Там эта ученая степень называется «мастер», для нее Катя училась три года.




До того Екатерина прошла там две стажировки и во время этого познакомилась с будущим мужем – он француз, но жил тогда в Германии. Это была вторая причина переезда.




Сейчас пара живет в Штутгарте. Катя работает в языковой школе. Ранее преподавала немецкий детям, тем, у кого он родной, а сейчас преподает его на интеграционных курсах и курсах для иностранцев. В основном это эмигранты из Латинской Америки, США, Швеции, России, Китая, очень много кореянок, которые вышли замуж за немцев. Катин муж работает в сфере продаж программного обеспечения.




Адаптация проходила у Екатерины тяжело, легче стало именно в Штутгарте, на юге страны. До того жили в Дортмунде – на севере, там ситуация хуже. Дортмунд – густонаселенный и при этом там большой уровень безработицы, в том числе среди коренных немцев. Ниже уровень жизни и зарплаты. Но и на юге тогда при более высоких зарплатах, где больше всего предприятий крупных концернов, плата за жилье намного выше. Мало кто живет в своих домах и квартирах, они тем более дорогие. Хотя дешевая ипотека – чаще всего не более 2,5% в год. Просто из-за высоких цен на недвижимость такой кредит в любом случае придется платить лет 20-25.




Цены на продукты же примерно одинаковые везде.




А еще за время жизни в Штутгарте Катя с мужем съездили во многие соседние страны: например, Италию, Чехию, Францию, Австрию, Португалию.




«Если жить все время в окружении русских эмигрантов, в их общине, то, это тоже вариант, так многим людям легче. Но тогда нельзя будет сказать, что ты адаптировался к стране – ты адаптировался к этой русской общине. Я не пошла этим путем, у меня были другие установки и сейчас у меня таким образом в окружении только два русскоговорящих человека», - рассказала еще об адаптации Катя.




Екатерина довольна работой и тем, где живет, но, говорит, тяжело в отдалении от Омска, родственников и друзей. Эта проблема никуда не уходит. С этой проблемой ей приходится жить на новой родине.



















https://gorod55.ru/news/society/24-06-2018/kak-pokinut-omsk-neskolko-istoriy-omskih-emigrantov






Posts from This Journal by “Город55” Tag


promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 6
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.

  • 1
Во всём виноват этилмеркаптан.

Побуквоедствую :-))

Ну уж не во всём. ))

  • 1