kirill2490 (kirill2490) wrote,
kirill2490
kirill2490

Categories:

"Всегда хотим, чтобы у каждого ребёнка была одна большая главная роль"

Актёры Омского ТЮЗа Олег и Лариса Чичко - создатели театра детей-инвалидов "Параллельный мир". В этом году они поставили спектакль "Служанка-интриганка" - уникальный совместный проект собственно с ТЮЗом. О подробностях они рассказали в интервью для "Пульс Live".

- Как вы вообще решили создать такую студию?




Лариса: Не будем подробно рассказывать, а коротко — театру уже шесть лет, официально — три года. Сначала мы создавались как театр для людей с синдромом Дауна «Солнечные дети», а затем вышли из фонда «Добрый мир» и стали самостоятельными. И переименовались, потому что «Солнечные дети» - название сразу в лоб. Решили назвать «Параллельный мир», потому что это — параллельный мир, который живёт вместе с нами.




Ребята у нас занимаются разного возраста — от 7 и даже до 30 лет, из самых разных районов города. И с ментальными нарушениями, и проблемами аутистического спектра. Когда начинали, в студии их было 7, сейчас — 35.




Сложности за время работы были только с помещением. Был момент, когда нам помог директор городского департамента культуры Владимир Васильевич Шалак, четыре месяца мы занимались в ДК









«Железнодорожник». Но многим детям туда было очень далеко ездить, и затем нас пригласил к себе в театр «Арлекин» его директор Станислав Маркович Дубков. Чтобы мы базировались у них. Два года мы там поработали, нас очень хорошо там приняли.




Просто потом мы сами решили, что нам нужно идти дальше и создать областной культурный центр «Территория равных возможностей». Чтобы там могли не только вести арт-терапию для детей с особенностями, но и заниматься дети совершенно обычные. И там не только театр, но и фотостудия, вокал, интуитивное рисование, хореография, элементарное музицирование...




Как вы выбрали для постановки нынешнего спектакля именно этот материал?




Лариса: Мы пришли к нему четыре года назад.




Олег: Сложность подбора материала — в том, что вообще можно сделать с нашими ребятами. Нужно какое-то произведение, чтобы она и была понятна им, и интересна, и чтобы мы могли их увлечь.




Лариса: Сначала мы нашли «Служанку-интриганку». Мы хотели её делать на Дину Пикулеву. А вообще всегда хотим, чтобы у каждого ребёнка была одна большая главная роль. В целом все дети заняты во всех спектаклях. Для каждого ребёнка придумываем роль, которая подходит именно ему.







Олег: Но с ней проблема в том, что она написана на старофранцузском языке и перевода нет вообще. Есть пересказ сюжета, но там ещё и много текста, который нужно проговаривать.




Лариса: Мы после «Подпрыгнувшего мышонка» думали, что поставить. Самые разные варианты расматривали. Средневековые фарсы, лаци, очень понравилась фабио «Чан».




Наконец я нашла пьесу Филдинга «Служанка-интриганка». Она очень большая, такое ощущение, что она состоит из нескольких разных итальянских пьес. И она очень многолюдная. Привлекло, что там актёры в масках.

Вообще же дети выдерживают игру в течение 45-50 минут, ну не больше часа. Играть первый акт и после перерыва второй акт — пока для них, наверное, ещё трудно.

- То есть сократить текст было трудно, но всё же получилось?

Олег: Получилось. Осталось одно название.

- Для актёров ТЮЗа была сложность взаимодействовать с такими партнёрами?






Лариса: Мы просто переписали пьесу. Написали свою. Это даже не по мотивам Филдинга.




Олег: Осталась одна изначальная история о том, что служанка хочет, чтобы её хозяин женился на молодой девушке из соседнего дома.




Лариса: Там получается, что богатые молодые люди любят друг друга и их слуги тоже любят друг друга. И чтобы пожениться слугам, им нужно, чтобы поженились хозяева.




Олег: А мешают этому тётка и старики.







Лариса: Абсолютно нет. Единственное, что мы взяли от Филдинга некоторые стихотворения.




Олег: И названия.




Лариса: А остальное, и в том числе действующих лиц мы придумали своих.







Лариса: Вначале они относились очень настороженно. Они не знали, как подойти к нашим ребятам, поймут ли их. А потом увидели, что они точно такие же, и работали. Особенно нам понравилось, как работала наша мужская часть труппы. Парни просто взяли опеку над своими подопечными и это было прекрасно. У нас у каждого профессионального актёра в дубле есть актёр-любитель. И профессиональный актёр является его наставником. Но это не значит, что любителя нужно натаскать. У них всё рождалось вместе.




- Довольны ли вы уже постановкой «Служанки-интриганки»?




Лариса: Мы уже можем сказать, что проект реализован, потому что союз между профессиональным актёром и любителем, особенным актёром, произошёл.

Конечно, для детей это хороший опыт. Кто в Омске ещё может похвастаться, что работал с профессиональными актёрами на одной сцене и на равных? А потом — вот они смотрят на актёров и стремятся же за ними. У Олеси , например, даже соревновательный интерес проявился. Она может стесняться, замкнуться, а с актрисой она стала и громко говорить и самооценка у неё повысилась.

- Как вы прокомментируете то, что в этом сезоне в ТЮЗе столько премьер — это режиссёрские работы самих его актёров?

Лариса: Я могу сказать, что в Новосибирске практически все актёры сами ставят. У них постоянно самостоятельные работы, конкурсы таких работ, проходят читки. То есть это нормально, это творческая жизнь.

- Это в Новосибирске вообще или каком-то конкретном театре?

Лариса: В Омске да, подобное тоже есть, но не так сильно распространено.

Олег: И там в Доме актёра если проходят читки, то заняты артисты не только одного театра. А из разных.

- До Евгения Рогулькина в ТЮЗе художественным руководителем был питерец Владимир Золотарь. Вы возьмётесь сравнить их творческий почерк, их концепции?

Лариса: Это разные люди и режиссёры, конечно, у каждого свой почерк. Ещё ранее были Ветрогонов, Владимир Рубанов — это разные вехи в театре. Разные лидеры.

- Прагматично говоря — попытка класть яйца в разные корзины.

- В Омске есть примеры, когда артисты — муж и жена, причём играют в одном театре. Ваша пара — в чём её особенности, как считаете?






Олег: Если у Владимира Ветрогонова был театр больше классический, переживательный...




Лариса: И кроме того и у Рубанова, и у Ветрогонова была политика, направленная на детей и молодёжь. То есть на школьников. Наша целевая аудитория — всё-таки именно они. Мы приобщаем их к театру. А уже потом они, вырастая, могут ходить и к нам на взрослые спектакли, и в театр драмы.




Олег: При Рубанове и Ветрогонове говорили о семейном театре. Что можно пойти в театр всей семьёй и посмотреть спектакль, интересный и родителям, и детям. Когда в театр пришёл Борис Гуревич, это был более интеллектуальный театр. Чтобы думать, размышлять... Когда наш сын Саша посмотрел премьеру спектакля «Дон Жуан или любовь к геометрии», то сказал, что нашёл там математические символы. А когда мы про это рассказали Борису Робертовичу, он ответил: «Мы об этом даже не думали! И не подозревали».




Лариса: Просто интеллектуальная молодёжь, которая училась в университете, например, то есть и друзья Саши, которые смотрели постановку, она им нравилась и была именно на вот такую молодёжь.




Олег: И многие спектакли, которые тогда ставились, были вот такими эстетически-интеллектуальными. У Владимира Александровича Золотаря был другой театр. Он больше обращался к молодёжи, он сам с бунтарским характером и хотел быть на одной волне с молодёжью. И хотел, чтобы в театре всё время что-то происходило. Чтобы было арт-кафе, он пытался активно использовать внутренний дворик, чтобы там происходило какое-то движение.




Лариса: И мы потеряли своего зрителя.




Олег: Детей стало меньше на спектаклях.




Лариса: Потому что для детей по сути ничего не ставилось. Новые спектакли были рассчитаны на аудиторию старше 18 лет.




Олег: Сейчас — даже не знаю, как сказать, потому что ставится много спектаклей, ставят и актёры, и режиссёры (в том числе приглашённые), выходят поставки для детей, взрослых, молодёжи, и на малой, и на большой сцене.




Лариса: Наверное, можно сказать, что могут быть спектакли самых разных жанров...




Лариса: Нет. Скорее в одну корзину — разные яйца. Вот так, наверное.




Олег: Знаете, есть такие попугайчики — неразлучники. Вот мы, наверное, такие. И, думаю, так и выглядим для окружающих. В отпуск вместе, 30 лет живём вместе...




Лариса: Хотя по гороскопу совершенно не сочетаемся.




Олег: По гороскопу мы полные противоположности — я Телец, а Лариса — Скорпион. Но как-то вот существуем.




Лариса: В этом бурлении и рождается какая-то ценная вещь.




Олег: Когда кто-то из нас бурлит, у другого есть возможность остановиться, осмотреться во всём этом бурлении и вычленить что-то главное. Что необходимо для той работы, который мы в данный момент делаем. Бывает, я успокаиваю всех (чаще), а то бывает и что Лариса успокаивает всех.




Лариса: Бывает нужно стать паровозом и зарядить всех. Я так часто делаю.
















Tags: "Пульс Live", pulslive, Омск, интервью, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 9
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments