kirill2490 (kirill2490) wrote,
kirill2490
kirill2490

Как открывают свой бизнес в кризис

Корреспондент «Города 55» посетил круглый стол на тему «Я открыл свое дело в кризис». Его участниками стали заместитель директора городского департамента городской экономической политики Сергей Синдеев, управляющий Омским региональным фондом поддержки и развития малого предпринимательства Вячеслав Федюнин и заместитель начальника Главного управления государственной службы занятости населения Омской области Тамара Повеляйкина. К сожалению, из заявленной внушительной группы действующих предпринимателей на деле присутствовали только двое - директоры мастерской изящных изделий «Подкова» Анна Михейцева и ООО «Спецхран» Владимир Шумов.
- С какими проблемами вам пришлось столкнуться при открытии бизнеса? Как вы начали заниматься предпринимательской деятельностью, пришлось ли при этом обращаться к помощи власти?
Анна Михейцева: В принципе больше вопросов, чем ответов. Я зарегистрирована как предприниматель чуть больше шести месяцев, но фактически основному делу меньше месяца. Моя мастерская прежде всего занимается изготовлением, монтажом и реализацией металлоконструкций и металлоизделий, в том числе выполненных методом художественной ковки. Началось с того, что мой знакомый, занимавшийся этим бизнесом раньше, уезжая в другой город, предложил мне купить оборудование и организовать на имевшейся базе собственное предприятие.
Сейчас идут монтаж оборудования, подбор персонала. Много трудностей, вопросов, поддержка в общем-то нужна.
- Вы знали, что её в принципе можно получить?
- Да. Получила рассылку от бизнес-инкубатора, посетила несколько их мероприятий. Можно сказать, это было очередным толчком к принятию решения об открытии своего дела в этой сфере. Я бы хотела получить не только информационную поддержку – знать, какие программы существуют, о программах кредитования, поскольку стартового капитала недостаточно. Поэтому хотелось бы получить либо субсидии, либо кредиты, либо кредитные линии. Плюс такая вещь, как государственные и муниципальные заказы.
- Сергей Викторович, как считаете, насколько такая ситуация типовая? Не всегда предприниматели знают, что они могут получить, какую форму поддержки.
Сергей Синдеев: Программы работают, результаты есть. Если исходить из заложенных показателей, то видно, что задачи выполняются. Даже в период кризиса. И по каким-то параметрам они даже перевыполняются. Если рассматривать точку зрения Анны Романовны как типовую, то причиной такого является не то что малая информированность, а именно то, что программы рассчитаны на юридически грамотного, подготовленного предпринимателя. Насколько я понимаю, приходят в основном люди, которым предлагают знакомые, например. Помимо моральной готовности нужна какая-то юридическая подготовка, которая сопоставима по значимости с моральной. Если говорить о городской программе, она как раз рассчитана на предпринимателей, которые зарегистрированы и работают в городе уже полгода и более. До полугода есть ограничение, это мировая практика, выживет – не выживет. Как показывает практика, приходят больше не те, кто выжил через полгода, а предприятия, работающие уже три – пять лет, собирающиеся развивать новое направление, инновационный проект. Либо получают компенсацию тех мероприятий, стабильность которых позволяет развивать действующее производство – выставок, например.
Пока не готов высказать мнение по поводу эффективности программы по стартовому капиталу, реализуемой через службу занятости, и насколько она будет эффективной. Недавно был создан городской центр поддержки предпринимательства, его основная задача – подготовка и предоставление возможностей человеку осознать, способен ли он создать своё дело и развивать его.
- Несмотря на кризис, число людей, желающих заниматься бизнесом, растёт?
Вячеслав Федюнин: Это количество в кризис не сократилось. И зарегистрированных предпринимателей, и юридических лиц, относящихся к малому бизнесу, стало в прошлом году на 30 % больше относительно года 2008-го. Да, люди пытаются решить свои проблемы путём самозанятости, благодаря не только государственной поддержке, но и за счёт своих средств, опыта, знаний. Что касается того, насколько можно помочь тому или иному предпринимателю, особенно когда он начинает своё дело. В области для этого условия созданы – действует в том числе и региональная программа. У нашего фонда в прошлом году стартовала программа предоставления грантов поддержки для начинающих предпринимателей и граждан, желающих открыть своё дело. За первые три недели после объявления конкурса было подано 252 заявки. Из них было отобрано 82. Этим людям было выплачено по 200 000 рублей. Причём это были и предприниматели из сельских районов. Думаю, для старта это неплохие деньги. Тем более их не нужно возвращать с условием, что нужно отчитаться, на что их потратили. Благодаря этим средствам были созданы как самые простые предприятия (пчеловодческие, например), студенты вузов зарегистрировали первые компании в соответствии с 217-м федеральным законом – с участием вузов, прежде всего на базе ОмГУ.
Для большинства банков ограничением является срок деятельности. Есть ряд банков, которые внедрили такой продукт, как «бизнес с нуля». Там и риски, и процентные ставки выше. Для минимизации этих расходов действует городская программа по компенсации процентных ставок. Надо просто просчитать, посмотреть, что интересно, пообщаться с людьми и найти способ реализации желаний. Главное, чтобы это был действительно бизнес.
- Какой всё же процент тех, кто добивается успеха, приносит налоги и тех, у кого не получается?
Вячеслав Федюнин: Да Россия в общем-то ничем не отличается от других стран. Три года отсевочных, 70 % зарегистрированных предприятий либо остаются на бумаге, либо за бортом. 30 % встают на ноги, активно работают. Просто процесс вовлечения в эту сферу должен быть больше. Понятно, что можно влиять на процент выживаемости, за уши тянуть, но это уже не бизнес. И государственная поддержка не должна заменять полностью активность самого предпринимателя. Если создаются условия, ими надо пользоваться. Но не надо возлагать свою ответственность на плечи кого-либо. Не должно быть жалоб: «Почему вы мне не дали грант? Я такой замечательный, пушистый». Ведь есть конкурсная комиссия, у которой определённые критерии оценки. Когда вы покупаете лотерейный билет и он не выигрывает, вы что, идёте с жалобой к организаторам лотереи со словами «Дайте мне выигрышный билет, я хочу выиграть»? Конкурс есть конкурс. Выбираются интересные бизнес-идеи.
- Вы воспользовались поддержкой «старт-ап», как успехи?
Владимир Шумов: У меня, как говорится, второе замужество. В 1989-м году я был завотделом научного отраслевого института, вёл всю экономику швейной промышленности. Мне посоветовали уйти и организовать своё дело. Что я и сделал. Сначала было жутко, я три месяца не мог работать. Потом дело пошло. Мы много чего делали, приватизировали предприятия по переработке зерна, мяса и молока по всей области. Была своя инвестиционная компания. Торговал с Китаем. В 1996-м году балансовая прибыль была 1 миллиард 200 миллионов. При объёме реализации продукции 12 миллиардов, закупали зерно, размалывали и отправляли по всей России. Когда сдал баланс, получил выездную налоговую проверку с проверкой всех наших контрагентов – не только в России, но и за рубежом – у нас в Китай были поставки до 1,5 миллиона долларов в год. Мне было очень смешно, когда какая-то делегация из области ездила в Абу-Даби и подписала протокол о намерениях на 100 тысяч, я думал: «Ну надо же!» Словом, нас кошмарили полгода. В итоге мне из казны вернули излишне уплаченный налог на прибыль в размере 23 миллиона 600 тысяч. Вот показатель отношения власти к бизнесу. Ладно, мы это пережили. Я понял, что негоже так работать. В 2008-м мы как ОАО «Тор» были в числе лучших предприятий Омска, занимаясь электрошлаковым литьём, консультировали такие предприятия, как Магнитогорский металлургический комбинат, внедряли там электрошлаковые установки, Чебоксарский завод промышленного литья в составе Чебоксарского тракторного завода, Череповецкий металлургический комбинат, вели дела с Карагандинским металлургическим комбинатом. Наехала налоговая, наехала улица Пушкина – кошмар! На меня завели уголовное дело об уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах, насчитали почти семь миллионов. Предприятию сразу забили счёт, мы встали. Мы стали всё оспаривать. Сейчас арбитражный суд первой инстанции мы выиграли, Восьмой арбитражный суд выиграли. Осталась претензия налоговой инспекции Октябрьского округа в сумме 1340 рублей. И они подали иск в Тюмень. Извините, ведь съездить туда – сюда дороже стоит! И то подали за что? В своё время у меня были хорошие отношения с Шербакульским районом, его глава Андрей Ефимович Ессее попросил взять совхоз, помочь. Ну ладно, я стал помогать. Мы деньги туда вкладываем, переписали трактора и комбайны на нас. Мы платили транспортный налог, но в Октябрьскую инспекцию – по месту регистрации. А надо было в Шербакуле. Но областная казна всё равно же получала эти деньги! Я вижу, что дальше некуда, и сейчас мы существуем как ООО «Спецхран».
- Но занимаетесь тем же?
- Всем тем, что позволяет зарабатывать, приносит прибыль и создаёт рабочие места. Может быть, даже высокопарно, но снимает социальную напряжённость. Мне 64-й год, несмотря на то, что я в советское время зарабатывал очень хорошие деньги, пенсия у меня 7400 рублей. Ведь невозможно прожить на эти деньги, товарищи дорогие! Естественно, я пытаюсь без помощи службы занятости решить свои вопросы. Вот вам атмосфера бизнеса в Омске.
Лет пять назад в Омске была межрегиональная научно-практическая конференция по развитию бизнеса. Незадолго до этого в Нерюнгри я разрабатывал программу финансового оздоровления городского молзавода и пищекомбината. У нас очень хорошо получилось. Настолько, что мы с собственной мельницей вытеснили с рынка алтайское предприятие «Арисзернопрдукт», которое перерабатывало 460 тонн зерна в сутки, в то время как мы – 30. Но мы умудрились сделать на рубль дешевле буханку хлеба, уменьшили прибыль, но получили весь рынок города. И вот на пленарном заседании конференции мне дали слово, я рассказал о своих успехах. Мэр Евгений Белов сказал: «А вы не могли бы приехать в Омск и так же сделать?» - «А мне не надо приезжать, я вообще-то омский». «А как это так?» - вот так. То есть в других городах мы находим отклик, понимание, заказы, а здесь нам очень душно. Например, что такое в Омске иметь земельный участок? Это гибель. Кадастровая стоимость земли завышена неимоверно. Но с другой стороны недавно в «Коммерческих вестях» прочитал, что НПО «Мостовик» купил землю в Советском округе около полугектара за два миллиона. Да по кадастровой стоимости он должен стоить там миллионов 28! Или 30.
Tags: Омск, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “экономика” Tag

promo kirill2490 december 5, 2012 02:07 9
Buy for 20 tokens
Искал на "Ю-Тубе" "Контору братьев Дивановых", а наткнулся ещё и на данный коллектив из того же вуза (НГУ). Очень повеселился.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments